October 24th, 2010

Fishing

Восточный сброс

От приглашения поехать на "дальний кордон", сделанного посреди недели ребятами с рыболовного форума, с которыми прежде были знакомы лишь виртуально, отказаться было просто невозможно - Восточный Сброс самая крайняя точка реки Сырдарья в Узбекистане. Дальше уже граница и другое государство - белый автомобильный мост с голубыми перилами, почему-то не до конца окрашенными с правой стороны, за которым, как принято считать, начинаются знаменитые Чардаринские Подпоры и Белые Камни - это уже Казахстан. Даже противоположный берег реки принадлежит другому государству, поэтому чуткие пограничники внимательно осматривают багажники едущих в ту сторону рыбаков и разворачивают обратно машины, в которых нашлось хоть какое-то мало-мальски плавательное средство. А вдруг контрабандисты маскируются?
Я не мог сидеть спокойно и, спрятавшись за машину, сфотографировал сонный таможенный пункт, выплывший из предрассветного тумана, хотя конечно был шанс, что суровые парни без чувства юмора, но зато с автоматами, примут меня за иностранного шпиона. Тогда простым поворотом обратно дело бы не закончилось. Хоть вылезать из теплой машины в холодную осеннюю ночь совсем даже не хотелось, но пришлось - хмурый парень в камуфляже и не выспавшимся небритым лицом на ломанном русском разъяснил, что каждому необходимо выйти из сумрака на свет, предъявить паспорт и своё лицо в придачу, желательно похожее на то, что было на фотографии. После нескольких подряд брошенных взглядов из паспорта на меня и обратно, для абсолютного сходства пришлось снять шапку. Наконец все формальности улажены, таможня дала добро, взнос егерям заплачен, едем дальше.
Вообще разовая путевка и экологический налог на машину это полный идиотизм и издевательство над населением, не перестающий злить меня каждый раз, когда я еду рыбачить в эту сторону. Если раньше эти места и были заповедными, то теперь - проходной двор с наибольшей концентрацией браконьеров на квадратный километр, берегом, заваленным баклажками и пакетами, и рыбой, которая поумнела настолько, что пытается проскочить этот участок реки как можно скорее. Местной рыбы - черных глубинных пятипудовых сомов, десятикилограммовых сазанов, бока которых отливали червонным золотом, огромных полосатых зубастых судаков из ям и коряжника, которых я видел на фотографиях многих рыбаков времен 80-ых и даже 90-ых больше нет и в помине, браконьеры повыбивали током все - такой вот заповедник, нерестилище, охраняемое государством, промысел в котором запрещен законодательно. Взнос - это все, что осталось, мифы о рыбе, дичи, уловах и трофеях - давно пережиток.
Погруженный в эти нелегкие мысли, не замечаю, как доехали, и первый взгляд на реку почему-то рождает в мозгу жуткую ассоциацию - Стикс...



Читать полностью в моем журнале